На главную

Иванова Н.Л., Фролова Ю.Н. Социальная идентичность и толерантность: поиск причин интолерантного поведения у воспитанников детских домов – не опубликовано


Социальная идентичность и толерантность: поиск причин интолерантного поведения у воспитанников детских домов

Проблема толерантности занимает большое место в современной психолого-педагогической литературе. Особенно это проявилось в 2001 году, поскольку этот год ЮНЕСКО объявило годом толерантности. В то же время нельзя не согласиться с А.Г. Асмоловым, что толерантность пока что воспринимается многими жителями России как заморская диковинка (2, с. 4). Вслед за А.Г. Асмоловым, мы надеемся, что это понятие через сравнительно небольшой период поселится в обыденном сознании граждан, а люди придут к пониманию того, что не только конфликт является универсальным двигателем прогресса, а взаимная помощь и терпимость друг к другу выступают как важный фактор эволюции.
Большинство публикаций, посвященных проблеме толерантности, отражают практику воспитания толерантности, а не теоретические обоснование этого понятия. Видимо, сам термин, несмотря на его "заморское" происхождение, пришелся по душе практикам, и кроме того, актуальность этой работы настолько важна, что педагоги и воспитатели, опираясь на идею толерантности, реализуют в своей деятельности ту сверхзадачу, которая отвечает чаяниям нашего бурного времени.
Что такое толерантность? По поводу этого вопроса существует много различных вариантов ответа. Специалисту, работающему с детьми, важно прийти к определенному пониманию толерантности, определиться личностно с тем, что подразумевается под этим словом.
Наиболее общее определение этого слова является следующим: толерантность – это способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать отличное от своего мнения (2). Во многом это связано с умением "жить сообща" с другими людьми. Жить в мире с другими людьми не так-то просто, особенно, когда возникают конфликты, непонимание, непринятие друг друга. Как писал Ганс Селье, каждый человек эгоистичен, но для гармоничного взаимодействия с другими людьми он должен понимать, что кроме его собственного Я есть еще и Я другого человека. По мнению автора это один из путей управления своим эгоизмом, смягчения действие стрессов и снижения собственной агрессии (13).
О толерантности чаще всего пишут как о личностном свойстве, означающем принятие другого, взаимную помощь, доверие, терпимость (2, 15). Такое толкование играет существенную роль для развития обыденного сознания, благодаря чему люди могут скорее прийти к пониманию того, что не только конфликт является универсальным двигателем прогресса, а взаимная помощь и терпимость друг к другу выступают как важный фактор эволюции. Но также есть и более общее понимание толерантности как способности человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать отличное от своего мнения (6).
Достаточно распространенным подходом к понятию толерантность является тот, который разрабатывается в рамках программы "Гражданское общество" Института "Открытое Общество". Он основан на понимании толерантности как базовой ценности общества и главной добродетели этики. Как основополагающая ценность, толерантность дает возможность мирного сосуществования и развития в ситуации плюрализма. В качестве добродетели, она есть уважение к другому как таковому, а потому противостоит любой ксенофобии.
Исторически "толерантность была установлена как в Англии, так и в Америке не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости - когда было разрушено монолитное единство общества. Слово, содержание которого складывалось долгое время на Западе, сейчас постепенно входит и в наш общественный обиход. Мы приспосабливаем его к себе, подчас к несуществующим реалиям. Отсюда, вероятно, и некоторые сложности с его переводом. Как вариант перевода слова толерантность можно встретить слово терпимость как вынужденное допущение другого. Толерантность же есть именно активное отношение к другому, подразумевающее сознательное признание прав и свобод другого, а не безразличие к нему. Толерантность означает деятельное допущение существования другого даже при наличии возможности оказать то или иное воздействие на это существование.
В рамках проекта ИОО рассматриваются основные виды толерантности: политическая, религиозная, экономическая. Политическая толерантность "предполагает, что мы в достаточной мере доверяем нашим политическим оппонентам, чтобы позволить им организоваться, провести выборную кампанию и сформировать правительство". Под религиозной толерантностью или веротерпимостью понимается как равное отношение государства ко всем религиям и вероисповеданиям, так и толерантность, существующая в межрелигиозных и межконфессиональных отношениях. Экономическая свобода предполагает толерантность к конкурирующим экономическим интересам, от государства требуется обеспечение равных прав субъектов хозяйствования.
Говоря об уровнях существования толерантности, можно выделить уровни цивилизационный, международный (межгосударственный), этнический, социальный и индивидуальный. Толерантность цивилизационная (социокультурная) подразумевает ненасилие в контактах различных культурных миров (цивилизаций). Поэтому социокультурное (цивилизационное) измерение толерантности, в качестве наиболее общего уровня ее существования, является условием творческого развития "культуры мира" (термин ЮНЕСКО) в современности. Толерантность в международных отношениях является условием сотрудничества и мирного сосуществования государств вне зависимости от их величины, экономического развития, этнической или религиозной принадлежности их населения и пр. Этническая толерантность есть основное средство достижения гармонии национальных отношений в мультинациональных обществах, потому что основывается на признании того факта, что под различиями скрыто существенное сходство. Социальная толерантность, которую можно определить как ненасильственное, уважительное отношение между различными социальными группами, является ничем иным, как гармонизацией отношений в обществе.
На индивидуальном уровне толерантность является добродетелью, то есть нормой поведения ответственной личности. "Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика и что существуют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону" (2). Именно этот уровень существования толерантного сознания выступает фундаментом любой терпимости в обществе и является предметом самого широкого воспитания.
Таким образом, толерантность является базовой ценностью открытого общества. "Открытость" общества своим собственным изменениям и инновациям означает одновременно и открытость его вовне, иным культурным нормам и принципам. Поэтому толерантность, критическое мышление, свобода и ответственность личности в открытом обществе, будучи связаны друг с другом, составляют фундамент демократии и создают условия развития, движения общества вперед.
Проблема соотношения социальной идентичности и толерантности имеет значение прежде всего в контексте определения границ толерантности и ее направленности, что может быть значимым для совершенствования процесса развития самосознания.
В последние годы происходят серьезные изменения в массовом сознании людей, в отнесении себя к определенным социальным категориям и принятии новых ценностных ориентиров (8). Создаются противоречия в социальном самосознании как у каждого конкретного человека, так и между поколениями. Исследователи отмечают наличие кризиса социальной идентичности на индивидуальном и социальном уровне (1, 5, 8). Если раньше многие люди относили себя к категории "советский человек", которая определяла их образ жизни, стиль поведения и чувства, то теперь пока еще нет такой обобщенной категории, детерминирующей социальную идентичность многих людей, например, нескольких поколений (1). В отношении к проблеме толерантности, можно сказать, что ситуация кризиса идентичности ослабляет возможности принятия и терпимости, т.е. снижает толерантность (5, 8).
Опираясь на классическое определение социальной идентичности А. Тэшфела (18), можно сказать, что социальная идентичность выступает как категория индивидуальная, но связанная с социальной ролью, позицией или статусом. Она рассматривается в контексте социализации индивида и связана с поиском ответа на вопрос, к какой социальной группе принадлежит человек, какой смысл, эмоциональную окраску и какие социально-структурные последствия имеет для него принадлежность к социальной общности (5). Идентичность имеет проявления в аффективной и смысловой сфере личности, в поведении, стратегиях жизненного выбора человека Она функционально придает целостность, непрерывность и определенность личности, обеспечивает сходство с одними людьми и категориями и отличия от других. Поэтому можно сказать, что социальная идентичность представляет собой когнитивно- мотивационное ядро личности (5). Собственно интолерантное поведение возникает по отношению к "чужакам", т.е. представителям "не моей" группы.
Результатами сравнения являются межгрупповая дифференциация и внутригрупповой фаворитизм. Поэтому можно сказать, что идентификационная определенность усиливает ощущение различия с теми, кто не относится к своей группе. В связи с этим границы толерантности могут быть связаны с той структурой социальной идентичности, которая сложилась в индивидуальном смысловом пространстве.
В то же время, надо отметить, что социальная идентичность обеспечивает одновременно процессы дифференциации и интеграции Я. Дифференциация Я от других проявляется в определенности границ, целостности и независимости Я, признании социальной принадлежности как личностно значимой ценности. Интеграция Я проявляется в субъективном объединении себя с другими людьми, которое осуществляется не спонтанно, а на основе сравнения и оценивания других, что обеспечивает связь человека с другими людьми. По мнению авторов теории социальной идентичности, поскольку индивиды стремятся к сохранению положительного образа себя, то группы для интеграции будут выбираться путем наиболее благоприятного восприятия себя, т.е. для поддержания своей позитивной самооценки (16, 18). Поэтому социальная идентичность является не только средством интеграции, но и средством выбора путей этой интеграции с другими. Например, учитель, определяя более широкую группу – педагогическое сообщество и еще более общую – человечество будет при этом выстраивать ценностно – значимые для людей ниточки этой интеграции. Человек с низкими моральными ценностями будет выстраивать логику интеграции на основе потребления или истребления и т.д.
Для понимания соотношения социальной идентичности и толерантности могут быть интересны результаты исследований Марии Бревер (17), которая допускает, что социальная идентичность представляет собой восприятие себя как уникальной единицы и соответствует групповой взаимозависимости так, как это объективно определено.
Стремление к идентификации является неотъемлемой характеристикой личности, поэтому конфликт между "Я и другими" неизбежен. Этот пессимистический вывод тем не менее не означает, что человек должен находиться в постоянной вражде с окружающим миром. В связи с этим актуальной проблемой исследования в области социальной идентичности является поиск методов воздействия, а также развития и формирования новых компонентов социального Я, соответствующих образцов "психической культуры", которые помогают человеку найти свое место в социальном мире, построить стратегию деятельности и обучения, взвесить ценностные ориентиры, найти разумное сочетание индивидуального и социального в реальном поведении и осознании происходящих событий.
Таким образом, социальная идентичность является тем компонентом Я, который, формируясь в ходе взаимодействия с социальной реальностью, при соответствующих условиях может придать человеку ощущение внутренней гармонии и удовлетворенности собой. Определенность в идентификационном плане позволяет человеку строить свое поведение на основе конкретных ценностных критериев, придает ощущение защищенности, а тем самым, можно предположить, что она создает и условия для усиления толерантности. Последнее предположение можно подкрепить и ссылкой на характеристики толерантной личности, разработанных под руководством А.Г. Асмолова в рамках проекта "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в Российском обществе" (15). В частности, авторы проекта, опираясь на работы Г. Олпорта, показывают, что толерантные люди по сравнению с интолерантными проявляют большее знание о себе, потребность в определенности и чувствуют себя в безопасности.
Сегодня каждый человек живет в динамичном мире, полном многообразия и проблем. По мнению многих исследователей в становлении личности все большую роль играют глобальные процессы, происходящие в мире. Люди сталкиваются с различными мнениями, технологиями, информацией, которые увеличивают различия их точек зрения, ценностей, активности, идентичностей. Они нуждаются в понимании этих процессов, а также их последствий для развития человеческого потенциала и культуры. В условиях динамического общества человеку важно искать новые пути конструирования идентичностей и групповых сообществ как основы для собственного продвижения в социальной среде и адекватного поведения. Особенно это касается тех ситуаций, когда человек в силу различных обстоятельств лишен возможности обрести идентичность через включение в стабильно-традиционные сообщества, такие как семья. Поэтому дети, которые воспитываются в семье, и дети, которые живут в детских домах, проявляют различные характеристики в отношении к себе, людям, социальному окружению.
В нашей работе мы рассматриваем проблему воспитания толерантности у воспитанников детских домов, поскольку, как отмечают исследователи, в этой группе наблюдаются серьезные проблемы социализации, наличие дурных привычек и склонностей, которые возникли в результате неблагоприятных условий жизни и отрицательного влияния взрослых (2,11). Наше исследование связано с выявлением психологических причин интолерантного поведения детей в детских домах. Хотя работа находится на начальном этапе, уже есть некоторые результаты, с которыми мы можем поделиться на страницах данного сборника.
По различным причинам в нашей стране все больше остается детей, заботу о которых берет на себя государство, а процесс их социального становления происходит вне семьи в детских домах и школах-интернатах. Традиционные подходы к воспитанию и организации жизни детей в этих учебно-воспитательных учреждениях сегодня не вполне удовлетворяют существенно изменившееся общество. Ребенок, получивший образование и воспитание в детском доме или школе-интернате должен стать полноценным членом общества, готовым к самостоятельной жизни, к решению сложных социальных проблем. Существующая система социально-психологического сопровождения работы с детьми-сиротами не решает в полной мере эту задачу (3,4,10, 11, 14).
Предварительное наблюдение и опрос учащихся и учителей, проведенный в школе-интернате №9 г. Ярославля, показали, что серьезной проблемой, препятствующей усвоению норм цивилизованного (толерантного) поведения воспитанников детского дома, являются трудности самоидентификации.
Целью нашего исследования явилось изучение социальной идентичности в старшей группе детского дома, а также взаимосвязи проблем самоидентификации с проявлениями интолерантности в отношении к людям.
Гипотезой исследования послужило предположение о том, что одной из существенных причин интолерантного поведения у воспитанников детских домов являются трудности социального самоопределения; слабая социальная осведомленность, включающая в себя знание о социальных группах, ролевых отношениях, ценностях и нормах взаимоотношения между людьми; слабая осознанность правил толерантного взаимодействия.
В связи с поставленной целью и гипотезой были поставлены следующие задачи исследования: выявить у воспитанников детских домов (на примере старших классов) степень осведомленности в проблематике толерантности; определить ключевые компоненты интолерантного отношения к людям; выявить содержание социальной идентичности и сопоставить его с особенностями поведения учащихся. В данной статье приводится часть этого исследования.
Для анализа отношения воспитанников к толерантности использовалась методика Г.У. Солдатовой (15). Предлагались такие определения как: сотрудничество, партнерство; готовность мириться с чужим мнением; уважение человеческого достоинства; уважение прав других людей; принятие другого таким, какой он есть; способность поставить себя на место другого; уважение права быть иным; признание многообразия; признание равенства других; терпимость к чужим мнениям и поведению; отказ от доминирования, причинения вреда и насилия.
Изучение признаков толерантности проводилось по следующей методике (15). Учащимся и учителям предлагалось проанализировать, какие характеристики, из предложенных в списке признаков толерантной личности, присущи воспитанникам, а какие нет. Список признаков толерантной личности включает в себя: расположенность к другим, снисходительность, терпение, чувство юмора, чуткость, доверие, альтруизм, терпимость к различиям, умение владеть собой, доброжелательность, умение не осуждать других, гуманизм, умение слушать, любознательность, способность к сопереживанию.
Обобщение мнений учителей о своих воспитанниках показало, что учителя могут уверенно отметить наличие у ребят только двух черт из списка, в частности, расположенность к другим людям и доброжелательность. В то же время несколько характеристик очень существенных для проявления толерантности практически отсутствуют у всей группы старшеклассников. Это терпение, чуткость, терпимость к различиям, умение владеть собой, умение не осуждать других, умение слушать.
Интересно отметить, что ребята не смогли справиться с заданием и проанализировать свои качества толерантности. Многие определения им кажутся непонятными. Поэтому работа с учащимися будут проводиться в течение весенней четверти. Для того чтобы они смогли понять, что означают предложенные для самоанализа черты, им придется пройти предварительный тренинг толерантности, включающий в себя работу над самим понятием толерантность, а также проявлением этого качества в поведении и взаимоотношениях.
В ходе опроса учителя практически не разделяли интолерантное и агрессивное поведение воспитанников. Они считают, что одно невозможно без другого, что агрессивность является следствием интолерантности. По их мнению (которое рассматривалось нами как мнение экспертов) показатель агрессивности в среде воспитанников детских домов выше, чем в среде учащихся из обычных школ. Конечно, для более точного представления о соотношении данных понятий требуется дополнительное исследование. Кроме того, нельзя не брать во внимание и среду воспитания в конкретных детских домах. Но, тем не менее, приходится признать тот факт, что воспитанники проявляют высокую интолерантность, а также агрессивность поведения. Не случайно, серьезной проблемой детских домов стал рост девиантного поведения учащихся (2, 10, 11).
В данном исследовании нас интересуют причины интолерантного отношения к людям и агрессивного поведения. Можно предполагать о наличии различных факторов, влияющих на проявление интолерантности, прежде всего социальных и материальных, но также и психологических.
На основе работ Г. Олпорта были выявлены черты, которые позволяют проводить различия между толерантной и интолерантной личностью (15). Рассмотрим некоторые из них, наиболее соответствующие целям нашего исследования.
Толерантные люди лучше знают себя. Они могут анализировать свои достоинства и недостатки. При этом, понимая собственные проблемы, они меньше проявляют экстрапунитивную направленность. Предполагается, что разрыв между "Я- идеальным" и "Я- реальным" у толерантного человека значительно больше, чем у интолерантного, поскольку толерантные люди лучше знают себя, причем не только свои достоинства, но и недостатки, поэтому менее удовлетворены собой. В связи с этим потенциал для саморазвития у них выше.
Толерантный человек, как правило, чувствует себя достаточно защищенным. Ощущение безопасности, убежденность в том, что с угрозой можно справиться – важное условие формирования толерантной личности. Эта характеристика тесно связана и с отношением к ответственности, ощущением возможности властвовать над своей судьбой, пониманием, что какие-то происходящие события зависят от тебя самого.
Толерантные люди убеждены, что судьба зависит больше не от внешних обстоятельств, а от них самих. Поэтому они не перекладывают ответственность на других, а несут ее сами. Они также менее склонны обвинять других в событиях, которые с ними происходят, действовать на основе предрассудков и предубеждений.
Также важным психологическим основанием для формирования толерантности является потребность в определенности. Остановимся подробнее на этой характеристике, поскольку она тесно связана со стремлением к самоидентификации. Толерантные люди направлены на признание многообразия мира, а не на разделение его на две части – белую и черную. Они понимают, что существуют различные точки зрения, а не только та, которой придерживаются они сами. Все это возникает вследствие разнообразного определения себя в окружающем мире.
Таким образом, исходя из приведенных выше психологических характеристик толерантной личности, можно предположить, что одной из серьезных психологических причин интолерантного поведения, а, следовательно, и агрессивности являются трудности самоопределения, в частности самоидентификации. Если она не сформирована, человек будет испытывать трудности в отношениях с миром, чувствовать себя менее защищенным, а следовательно больше проявлять агрессию и непонимание в отношении других людей.
Для проверки этой гипотезы нами был проведен опрос учащихся 9 классов по методике "Двадцать утверждений", созданной в 50-е годы Манфордом Куном. Этот тест, возможно, один из самых простых в психологии тестов, которые когда-либо создавались (7). Он представляет собой страницу, озаглавленную вопросом "Кто я такой?" и 20 строчек для ответа на этот вопрос. Тест позволяет судить о социальной идентичности человека по его самоописаниям: “человек” означает идентичность с человечеством в целом, “муж”, “отец” – с семейной группой, “психолог” – с профессиональным сообществом, “русский” – с этнокультурной общностью, “православный” – с религиозной общностью, “интеллигент” – с социально-мировоззренческой общностью, “служащий” – с социально-экономической прослойкой, “филателист” – с группой по интересам и т.д. Идентификация индивида с той или иной социальной группой или общностью феноменологически выступает как ассимиляция им коллективного опыта и коллективной психологии этой группы (9).
Результаты работы с тестом показали, что воспитанники имеют серьезные трудности в самоидентификации. Прежде всего, важно отметить, что сам вопрос оказался крайне трудным для ребят. Если в классах обычных школ дети справляются с заданием примерно за 20 – 30 минут, то здесь оказалось, что никто не смог дать все 20 ответов на поставленный вопрос. Максимальное количество ответов было 9, т.е. меньше половины. Поэтому можно сказать, что с тестом в полной мере не справился никто.
Проведенный анализ ответов позволяет выделить следующие основные группы идентификационных характеристик воспитанников: физические Я (внешность, пол, возраст и т.п.); социальное Я (ученица, школьница); рефлексивное Я (хорошая, добрая и т.п.); деятельное Я (что-то умею, делаю); глобальное Я (человек).
Наиболее выражено рефлексивное Я (43%). Интересно, что среди ответов преобладают крайние полюсные характеристики, типа хороший- плохой, агрессивный- спокойный. Физическое Я и социальное Я  одинаково представлены (21%). Физические особенности касаются внешности, реже принадлежности к определенному полу. Социальные характеристики исчерпываются двумя категориями: ученик и друг. Никаких других групповых принадлежностей не было выявлено. Деятельностное Я проявляется крайне слабо (0,02%) и касается хобби (спорт), а не учебных занятий. Глобальное Я выражено в характеристике человек (13%). Также есть достаточно большая группа ответов (15%), которую мы пока что не знает, как классифицировать, например, отнесение себя к животным, цветам или просто ответы типа "я –никто".
Анализ результатов позволил сформулировать гипотезы и цели следующей серии исследования, которая будет включать в себя задания как вербального, так и невербального плана. Но уже на основе полученных данных можно сказать, что воспитанники детского дома имеют проблемы в отнесении себя к различным социальным группам. Можно сказать, что они либо не знают самих себя и закрываются от ответа на вопрос о том, кто они, либо не знают окружающего мира и бояться его исследовать. В любом случае та важная психологическая основа толерантности, как определение и знание себя в этой группе испытуемых выражена слабо. Если вернуться к определению социальной идентичности, можно сказать, что и смысловая база поведения и мышления также должна быть ограниченной. Это позволяет рассматривать проблемы самоидентификации как одну из психологических причин интолерантного отношения к людям и поведения у детей, воспитывающихся в детских домах. Следовательно, одной из задач воспитания толерантной личности в ходе обучения, как в вузе, так и в среднем учебном заведении, может быть помощь учащимся в формировании четких критериев и характеристик самоидентификации в социальной среде.

Литература:
1.       Андреева Г.М. Психология социального познания, М., 2000. И1
2.       Асмолов А.Г. Век толерантности, М., 2001.
3.       Байбородова Л.В. Преодоление трудностей социализации детей-сирот. Ярославль: ЯГПУ, 1997.
4.       Войтенко Т.П., Миронова М.Н. Проблемы развития детей в детских домах и школах-интернатах // Вопросы психологии. 1989. №2. С. 118-120. Ф3
5.       Иванова Н.Л. Социальная идентичность и профессиональное становление личности. Ярославль: ЯрГУ-МАПН, 2006.
6.       Иванова Н.Л., Конева Е.В. Коряковцева О.А. Психология современного подростка: поведенческие проблемы, воспитание толерантности.
7.       Кун М., Макпартленд Т., Эмпирические исследования установок личности на себя. // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., 1984. С. 180 – 188.
8.       Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла. // Психологических журнал. 1999. Т.20. №3, с. 48-58. И6
9.       Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Московского университета. Психология. №4. 1996. С. 35 – 45.
10.    Ослон В.Н., Холмогоров А.В. Замещающая профессиональная семья как одна из моделей решения сиротства в России // Вопросы психологии. 2001. №3. С. 79-89. Ф8
11.    Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. М., 1990. Ф9
12.    Ракитов А.И. Цивилизация, культура, технология и рынок  // Вопросы философии. 1992. № 5. С.3-16. И8
13.    Селье Г. Когда стресс не приносит горя / Неизвестные силы в нас. - М., 1992. Ф10
14.    Слуцкий В.И. Феномен общественной собственности и его влияние на формирование личности воспитанников детских домов // Вопросы психологии. 2000. №5. С. 132-136. Ф11
15.    Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Жить в мире с собой и другими. М., 2000.
16.    Augoustinos M., Iain Walker. Social cognition. London. Thousand Oaks. New Delhi. 1995.
17.    Brewer M., and Schneider S., Social identity and social dilemmas: A double-edged sword / Social Identity Theory. Constructive and Critical Advances. NY, 1990. Pp. 169 - 185. И10
18.    Tajfel H. Human groups and social categories. Cambridge, 1981a. И11

Н.Л. Иванова, Ю.Н. Фролова
nivanova@hse.ru